25.03.07 Художник солнца Аристарх Лентулов

Современники считали его самым смелым и отчаянным экспериментатором. Александр Бенуа, рассуждая в 1912 году о творчестве молодых художников, пророчески заявил: «Нынешние страшилы со временем станут классиками». Эти слова вполне можно отнести к творчеству художников, составлявших ядро общества «Бубновый валет», одним из организаторов которого был Аристарх Лентулов.

Дерзость, горячность, тяга к солнцу и яркому свету, ниспровержение всяческих авторитетов, желание утвердить новые пути в живописи и затмить парижских художников – все это Аристарх Васильевич Лентулов. «Наш авангард будет покруче. Мы – бунтовщики!» — гордо заявлял мастер. Один из своих футуристических автопортретов художник подписал: «Великий русский живописец». Он творил так задорно, смешливо, шумно, с таким хохотом и грохотом, что у зрителя складывалось впечатление, что Лентулов показывает ему язык, оставляя его в дураках.
25 марта исполняется 125 лет со дня рождения мастера. В этот день в 15:45 телеканал «Культура» покажет документальный фильм «Живописный бунт. Аристарх Лентулов», который расскажет о важнейших этапах творческого пути художника-авангардиста. 26 марта в 23:50 смотрите сюжет о Лентулове в программе «Про арт».

Аристарх (или Риса — так его звали близкие) появился на свет солнечным мартовским днем 1882 года в селе Нижнее Ломово Пензенской губернии. Его отец, сельский священник, умер, когда мальчику было всего два года. Мать осталась с четырьмя детьми на руках. Семья жила бедно, дети были предоставлены сами себе.
Вскоре они переехали в Пензу, мать определила Рису в духовную семинарию – по примеру отца. Однако мальчика по-прежнему влекли просторы полей, глухие леса и глубокие озера. Особенно он скучал по сельским закатам и рассветам. Именно солнце на крышах позже стало любимым мотивом художника. Он говорил: «Моя страсть к солнцу и яркому свету сопутствовала мне, что называется, со дня моего рождения. В этом отношении я производил исключительно интересные опыты. В пейзаже я допускал контрасты света и тени: от черного в тени до чистого хрома в свету».

В шестнадцать лет Аристарх сбежал из семинарии и поступил в рисовальную школу. С первых шагов в школе искусств он противостоял старым канонам живописи и начал поиск новых путей. Поски привели его в Киевское художественное училище, но там из-за своего упорства и твердого характера надолго Лентулов не задержался и вернулся в Пензу, где начал зарабатывать себе на хлеб живописью. Он писал портреты, участвовал в выставках. В обществе заговорили о новом самобытном таланте.

Тогда молодой художник отправился в Петербург, чтобы держать экзамен в Академию. Однако экзамен ему пройти не удалось, и причиной этому вновь стал чересчур веселый нрав художника. Экзаменатор спросил его: «Где это Вы видите на носу у модели зеленый цвет?» Лентулов громко ответил: «А разве Вы не видите? В таком случае, мне Вас жаль». Реплика утонула в хохоте абитуриентов. Педагог был уничтожен, а перед Лентуловым в этот момент навсегда захлопнулись двери Академии. К счастью, знаток живописи профессор Кордовский пригласил Лентулова в свою мастерскую.

В 1910 году Лентулов переехал в Москву с желанием создать новое общество художников. Вместе с художником Михаилом Ларионовым он решает назвать его «Бубновый валет», руководствуясь соображением: «Чем хуже, тем лучше. Что может быть нелепее?». На языке гадалок бубновый валет означал молодость и горячую кровь. Назвать так художественное объединение — откровенный эпатаж. Атмосфера балагана, дерзкого площадного представления царила в творчестве художников. Вместе с Лентуловым выставлялись Машков, Кончаловский, Ларионов, Гончарова, Куприн, Рождественский – основные фигуры русского кубизма, футуризма, лучизма, супрематизма. Однако напыщенной важности сотоварищей по «Бубновому валету» Лентулов всегда противопоставлял свое веселье.
В Москве заговорили о неповторимом, «расточительно ярком» Лентулове. После скандального вернисажа «Бубнового валета» к художнику потянулись и другие бунтари: Максимилиан Волошин, Велимир Хлебников, Валерий Брюсов. Особая дружба связала его с Маяковским.

Лентулов долго грезил о знакомстве с западным искусством, с западными бунтарями, мечтал о поездке в Европу. И вот, наконец, его желание осуществилось. Он отправился в Париж, а затем – в Италию. Увиденное потрясло художника, но не сломило его индивидуальности. Даже в работах Леонардо и Микеланджело он находил оправдание своему методу «кубизации вещей».

Революция 1917 года определила распад «Бубнового валета». Некоторые художники стали искать приюта за границей, те же, кто остался, обратился за помощью к новой власти. Лентулову казалось, что это их власть – власть бунтарей. Поэтому, когда Наркомпрос поручил ему организовать художественное училище, он принял предложение. Помимо этого художник стал браться за оформление сценических площадок в духе соцреализма, начал создавать спокойные пейзажи. В этой связи интерес к Лентулову постепенно угасал. Художник переживал это очень болезненно, все еще продолжая верить в собственные силы и в собственный художественный метод. Именно с этой идеей он пришел в театр. Как говорил сам Лентулов, его театральные постановки – это прямое перенесение живописных принципов на сцену. Он продолжал бороться с архаикой и рутиной, пытаясь тем самым «сдвинуть театр с мертвой точки».

После театрального опыта Лентулов обратился к… морю. Крымские пейзажи, натюрморты, портреты, женские фигуры на пляже – все это было написано в свободной манере, отличалось гармонией и лаконичностью. Юг полностью отвечал пристрастию художника к ярким краскам. Недаром его называли «художником солнца». Он все еще оставался заводилой и в шумных компаниях, и в живописных кругах.

В марте 1933 года, как говорил сам художник, он «держал экзамен перед собой, перед зрителем и перед всем «Бубновым валетом»» — открылась его персональная выставка, на которой он представил все свои ранние работы, тем самым доказав свою самостоятельность и независимость. Наркомпрос, оценивавший тогда выставку, не снял с экспозиции ни одной картины. Это была настоящая победа Лентулова. Однако в тревожной атмосфере 30-х годов Лентулов решает уехать из Москвы на 101-й километр – в поселок Пески. Тогда стали говорить, что художник «уходит в пески». Он писал полевые цветы, совершенно перестал соперничать с западными бунтарями. Его палитра стала сдержаннее, картины – спокойнее. Он часто писал старую Москву, запечатлевая для потомков церкви, которые разрушались одна за другой.

Тревожные лето и осень 1941 года Лентулов провел в Песках. В 1942 году, тяжело больной, он вернулся в Москву, ведь только там можно было раздобыть новые холсты и краски. Темперамент и характер все еще давали о себе знать, вот только внешне жизнерадостный художник богатырского склада превратился в худощавого больного с трагическим взглядом. «Он работал, как жил, жил — как работал. Я помню Аристарха молодым, красивым. Красивым он был до конца. Буйным, непримиримым, горячим, бунтующим. Он верил, что миром правит красота, искусство, что искусство учит человека познавать природу», — говорил Таиров, но… Зимой 1943 года после тяжелой операции Аристарх Васильевич Лентулов скончался.
Одна из последних записей в дневнике Лентулова гласила: «Я выдержал экзамен».

По материалам документального фильма «Живописный бунт. Аристарх Лентулов».

от admin