После прошлогодней атаки террористов на школу в Беслане и последовавших за этим шагов Путина по укреплению политической власти Марат Гельман нашел свой способ отреагировать на происходящее. Это была художественная доктрина, политическая декларация, социальный и культурный вызов государству, названному им «Россия-1».

Гельман, владелец первой постсоветской художественной галереи, назвал свой проект «Россия-2» и открыл его выставкой картин и иных произведений искусства, призванных вызывать в памяти I Московскую бьеннале современного искусства, прошедшую в январе-феврале этого года.

Тон выставки отличался резкой ниспровергающей критикой Путина, Кремля и в значительной степени – Российской православной церкви.

Стоит ли удивляться, что «Россия-1» нанесла ответный удар.

Группа из девяти художников, не принимавших участия в выставке, подала гражданский иск против Гельмана и выставочного зала, где впервые появились эти работы, – Центрального дома художников. Они требуют 175 долларов в качестве возмещения «морального ущерба», нанесенного им четырьмя из выставленных работ современных российских художников – Гора Чахала, Марины Колдобской, комик-группы «Синие носы», состоящей из Вячеслава Мизина и Александра Шабурова, и трио концептуалистов, называющих себя АЕС.

Слушание в московском суде началось в этом месяце, следующее заседание назначено на 5 декабря.

Восьмого декабря большая подборка произведений с выставки «Россия-2» будет выставлена в Нью-Йорке в галерее Уафт-бокс в Челси.

В жалобе, поданной в Москве, указывалась прописанная в конституции РФ статья о защите прав человека и религиозных свобод и статья УК о разжигании этнической и религиозной розни. В начале года на основании этой же статьи был вынесен обвинительный приговор директору и куратору музея имени А. Сахарова в Москве за выставленные в 2003 году работы, в которых некоторые усмотрели издевательство над РПЦ.

Директор музея Юрий Самодуров и куратор Людмила Василовская были оштрафованы на 3600 долларов каждый, но, правда, не оказались в тюрьме, как этого требовало обвинение.

Как и дело музея Сахарова, диспут вокруг «России-2» вызвал противостояние двух групп: художников, с одной стороны, и верующих, которые находились под давлением советской идеологии и обрели свободу после распада Советского Союза в 1991 году, – с другой.

Кроме того, эта ситуация высвечивает то, что, по словам противников Путина, является новой идеологией, основа которой формируется Церковью, редко проявляющей толерантность к публичной критике ее состояния и символов.

Это изначально и было целью Гельмана.

«Сегодняшняя ситуация совершенно не похожа на советские времена, когда искусство находилось в подполье, – сказал он в интервью. – Просто в России сейчас две страны. «Россия-2″ это продемонстрировала».

Выставка с самого начала вызвала недовольство. Националистические группы в парламенте незамедлительно обратились в прокуратуру, как и представители Церкви. Однако формальный иск был подан от группы художников, представляющих Московский союз художников. Все они являются православными верующими.

Один из них, Дмитрий Шмарин, пишущий картины в жанре неореализма, сказал в интервью, что не видит ничего противоречивого в том, что один художник подает иск против другого в связи с содержанием его работы.

«Мы не пытаемся ограничивать свободу художников, – говорит он. – Художники, конечно, могут делать что хотят, но если они оскорбляют наши чувства, мы можем обратиться к государству за защитой».

Он назвал работы, выставленные в рамках проекта «Россия-2», кощунственными, добавив, что они были направлены на то, чтобы «дестабилизировать внутренний порядок в стране».

На триптихе Чахала «Солнце правды, добра и красоты» изображены полуабстрактные распятые фигуры в языках пламени. Колдобская сделала скульптурное изображение в виде иконы, заглянув в которую посетители могли увидеть фильм откровенно сексуального содержания.

Группа АЕС выставила несколько фотокомпозиций из своего крупного «Исламского проекта», где образы исламского мира смонтированы с изображениями типа статуи Свободы.

«Синие носы», как говорится в жалобе, выставили «полную иронии и сарказма» композицию, где изображения Пушкина, Путина и иконы Христа демонстрируются на обнаженном мужском торсе.

Гельман не производит впечатления вероятного оппонента Путина. В течение пяти лет он работал политическим консультантом в Кремле и два года был директором аналитической программы на государственном Первом канале. У него до сих пор есть друзья в Кремле, и это помогло ему избежать уголовных обвинений, говорит он сам.

Однако в интервью он сказал, что его не устраивают многие действия Кремля, в том числе последовательное подавление свободы слова, распространившееся с телевидения на искусство и литературу. Он отметил также упразднение прямых выборов губернаторов регионов после захвата школы в Беслане, когда погиб 331 человек, больше половины из которых – дети.

«Стало понятно, что за дело взялись теневые силы», – сказал Гельман о реакции Кремля.

«В стране установилась атмосфера, в которой современные художники чувствуют себя отчужденными, – говорит он. – Современное искусство не может быть патриотичным, потому что оно космополитично. Мир искусства в России, может быть, единственная оставшаяся область, где люди работают в общемировом контексте».

Подзаголовок выставки работ «Россия-2» – «Плохие новости из России».

Гельман говорит: «Американцы хотят плохих новостей из России. Это означает, что в мире все в порядке».

                                                                                                                                                                                                 Стивен Ли Майерс

от admin