Gallart.ru - Галерея Ирины Алябьевой
Живопись, Постеры, Скульптура, Прикладное искусство, Сувениры, Фотография, Детские рисунки, Багетные рамки,Наша память, Галереи России
Перейти к экспозиции Электронная экспозиция
Количество работ: 5866
Количество авторов: 542
Поиск по сайту Gallart.Ru
Экспозиция Новости Информация Библиотека Выставочный зал Багет Блог Форум ENG
Марк Шагал

Марк Шагал родился 7 июля 1887 года на западе России, в Витебске (сейчас этот город находится в Беларуси). Из 60000 человек тогдашнего населения Витебска больше половины составляли евреи. Шагал появился на свет в большой и очень набожной еврейской семье (у него было восемь сестер и один брат). Отец будущего художника ежедневно вставал в шесть утра, чтобы успеть помолиться в синагоге перед работой. Служил он у купца, торговавшего селедкой. К детским годам Шагал всегда относился трепетно, с высокой ностальгией, спасаясь ими в трудную минуту и «подпитывая» ими собственный художественный мир — все его творчество окрашено воспоминаниями о юности, семье, о «грустном и веселом», как говорил он сам, Витебске, который будет вновь и вновь возникать на его полотнах.

Иудаизм не признает «изображений», но юному Шагалу неудержимо хотелось рисовать. Это желание вспыхнуло в нем, когда он увидел, как одноклассник копирует помещенную в журнале иллюстрацию. В 1906 году Марк поступил в частную художественную школу Иегуды Пэна, а спустя несколько месяцев отправился в Петербург. В северной столице Шагал учился у разных художников (в том числе у «мирискусников» Бакста и Добужинского), перебиваясь случайными заработками (одно время, например, он писал вывески). Жизнь начинающего художника осложнялась еще и тем, что евреям не разрешалось жить в Петербурге без особого на то разрешения — его приходилось добывать всеми правдами и неправдами.

В столице Шагал пробыл до 1910 года, то и дело навещая родной Витебск. В один из этих наездов (в 1909 году) он познакомился с Беллой Розенфельд. Молодые люди полюбили друг друга с первого взгляда. Эта любовь вдохновила художника на создание целого ряда картин.

Леон Бакст, у которого Шагал брал уроки, часто выезжал за границу, а с 1909 года жил по преимуществу во Франции, сотрудничая с организатором Русских сезонов Сергеем Дягилевым. Именно Бакст "заразил" Шагала Парижем.

В конце 1910 года мечта Шагала побывать в Мекке художников сбылась. Деньгами помог Максим Винавер, депутат Государственной Думы и редактор еврейского журнала «Восход». Он предоставил художнику небольшую ежемесячную стипендию. Шагал часто называл Винавера своим вторым отцом.

В Париж съезжались молодые художники со всех концов света; Шагал свел дружбу со многими из них. В 1912 году он переехал в комплекс художественных мастерских на Монпарнасе, который назывался «Ульем». Это место пользовалось большой популярностью у приезжих живописцев. К этому времени Шагал начал выставляться. В июне 1914 года у него с успехом прошла первая персональная выставка в берлинской авангардистской галерее «Штурм». Шагал побывал на выставке, а затем решил навестить свой родной Витебск. Время для визита оказалось крайне неудачным, поскольку в августе началась Первая мировая война — выехать из России в этих условиях Шагал уже не смог. Впрочем, эта задержка помогла ему довести до логического конца свой роман с Беллой. В июне 1915 года, преодолев сопротивление родителей Беллы (ее отец был богатым ювелиром), они поженились. На следующий год у них родилась дочь Ида. Брак этот оказался на редкость счастливым.  

Тем временем Шагала призвали на военную службу. На фронт он не попал, сумев устроиться в интендантскую часть. Художник никогда не проявлял большого интереса к политике, однако после революции 1917 года был увлечен вихрем переустройства, гулявшим над российскими просторами. Его назначили комиссаром по делам искусств в родном Витебске. За время своего комиссарства Шагал успел открыть художественную школу и организовать музей. В 1919 году среди преподавателей школы появился Казимир Малевич, автор знаменитого «Черного квадрата». Художники не сошлись во взглядах на преподавание, и в 1920 году Шагал уехал в Москву, где работал декоратором в только что открывшемся Еврейском камерном театре. Затем он преподавал в подмосковных колониях для беспризорников, но мыслями своими давно был в Париже. В 1922 году художнику удалось выбраться из России.

После недолгого пребывания в Берлине Шагал вернулся во французскую столицу. Известный торговец картинами и владелец галереи Амбруаз Воллар, в свое время поддержавший Сезанна, Пикассо и Матисса, предложил художнику работу над книжными иллюстрациями. Шагал начал с «Мертвых душ» Гоголя, потом иллюстрировал «Басни» Лафонтена и Библию. Все эти книги были изданы позже: «Мертвые души» — в 1948 году, «Басни» — в 1952 году, а Библия — в 1956 году. Занимаясь иллюстрированием Библии, Шагал — в целях ознакомления с географической «натурой» — посетил Палестину (в 1931 году), где в полной мере ощутил себя именно иудеем. В 1935 году он побывал в Вильнюсе, куда его пригласили на открытие Еврейского института. Проезжая Польшу, Шагал столкнулся со многими проявлениями нараставшего антисемитизма — результатом связанных с этим переживаний стало знаменитое «Белое распятие».

За год до этого художник получил французское гражданство. После захвата Франции гитлеровской Германией в 1940 году он его лишился. Спасением могло быть только бегство. Шагал переехал на юг, подальше от Парижа, а в 1941 году перебрался в Испанию. 23 июня того же года он был уже в Нью-Йорке. В следующем году Пьер Матисс (сын Анри Матисса) устроил Шагалу выставку в своей нью-йоркской галерее. В 1942 году Шагал стал художником-постановщиком балета «Алеко». Его популярность росла, он был в хорошей творческой форме, много писал. Все было бы замечательно, но в 1944 году Шагала постигло огромное горе — от вирусной инфекции умерла его любимая Белла.

На некоторое время он погрузился в беспросветную депрессию, выйти из которой ему помогла его переводчица, молодая англичанка Вирджиния Хаггард (Шагал так и не научился говорить по-английски). Между ними вспыхнул роман в 1946 году Вирджиния родила сына, Давида. Положение Шагала между тем продолжало укрепляться - особенно после ретроспективных выставок его работ, прошедших в нью-йоркском Музее современного искусства и Институте искусств в Чикаго. И все-таки Америка не стала для художника родным домом. В 1948 году он вернулся во Францию. Поначалу жил под Парижем, а в 1949 году обосновался на Ривьере.

В 1952 году Вирджиния ушла от Шагала, и он женился на Валентине Бродской («Ваве»), подруге своей дочери. Второй его брак был тоже счастливым.

Последний период жизни художника, растянувшийся на три десятилетия, оказался спокойным и необыкновенно продуктивным. Шагал продолжал писать картины, заниматься гравюрой, работать над декорациями к театральным постановкам. Появились и еще два увлечения — витражи и керамика. Художник продолжал получать награды заказы следовали один за другим. Еще при жизни его назвали великим. Умер Шагал 28 марта 1985 года, в возрасте 97 лет. Вместе с ним ушла в прошлое целая эпоха, ибо он был последним звеном цепи, связавшей современность с авангард­ной живописью начала XX века, которая неузнаваемо изменила искусство.

Марк Шагал сумел создать сотни запоминающихся образов, отражающих глубокое понимание художником природы человека. По этим образом можно проследить эволюцию шагаловского стиля, полного волшебства и символизма.

Стиль Шагала сложился под воздействием сразу нескольких течений современного искусства — это, прежде всего, кубизм, экспрессионизм и сюрреализм.

Однако художник всегда оставался вне каких бы то ни было «измов», предпочитая идти собственным путем. Шагал черпал вдохновение в повседневной жизни, и ведущими в его творчестве всегда оставались вечные темы рождения, любви и смерти. Шагал их решал поэтически, а иногда просто фантастически. В созданном им мире фантазия смешивается с реальностью, а иудейский символизм — с символизмом христианским. Он был удивительно плодотворным художником, и хотя некоторые его работы осуждались за сентиментальность и вторичность, лучшие из них заняли свое место в одном ряду с классикой современного искусства.

Ранние петербургские произведения Шагала темны по колориту и мрачны по настроению. Однако после переезда в 1910 году в Париж его манера переживает удивительное превращение. В тогдашнем Париже мечтал жить и работать каждый начинающий художник. Этот город, словно магнит, притягивал к себе лучшие художественные силы Европы. Именно здесь, в Париже, то и дело возникали новые, революционные, направления в искусстве. Таким был, в частности, фовизм, заявивший о себе в 1905 году. Фовисты считали, что цвет должен передавать эмоции, а не реалии нашего мира. Одной из наиболее ярких перемен в стиле Шагала после переезда в Париж стал его переход к яркой цветовой гамме.

 

Определенное влияние на художника оказал и кубизм, в котором формы расчленялись, а затем складывались вновь уже в другом порядке. Шагал мало интересовался кубистскими манифестами, но основной рабочий принцип кубизма стал по-своему использовать. В его работах того времени головы, например, иногда отделены от тел, а предметы изображаются в различных, не соотносимых друг с другом, масштабах. Позже Шагал так прокомментировал свою связь с кубизмом: «Для кубистов картина была плоскостью, заполненной некими формами. Для меня картина — это плоскость, покрытая образами вещей (предметов, животных, людей), размещенных в определенном логическом порядке. Иллюстративность тут не имеет никакого значения. Главным является достижение зрительного эффекта... Я протестую против терминов «фантазия» и «символизм». Наш внутренний мир реален — быть может, даже более реален, чем мир, окружающий нас».

Быстро освоиться в Париже Шагалу помогла его способность очень быстро усваивать характерные черты любого современного ему художественного течения, при этом совершенно по-своему преобразуя их. К 1912 году он успел создать несколько подлинных шедевров — например, полотна «Я и деревня» и «Автопортрет с семью пальцами». В них можно найти точки соприкосновения Шагала с кубизмом и другими современными течениями, однако эти работы отличает дух русских сказок, придающий им неповторимое поэтическое звучание.

Кстати, многие критики считают вершиной творчества Шагала произведения, созданные им во время своего первого краткого пребывания в Париже в 1910—14 годах. Художник в эти годы был полон юношеского задора и новых творческих идей. Собственный художественный язык он создал в общих чертах именно тогда. Разумеется, шагаловская манера потом менялась, но это была уже плавная эволюция, не предполагавшая никаких резких движений и коренных ломок.

Когда Шагал вернулся в Париж в 1923 году, бал правило уже другое авангардистское течение — сюрреализм. Его последователи находили причудливые образы для своих работ в собственных снах. Официально сюрреализм оформился в 1924 году с появлением манифеста, написанного поэтом Андре Бретоном. Однажды Бретон назвал Шагала предтечей сюрреализма, и в этом, безусловно, есть доля истины. Шагал, подобно сюрреалистам, часто создавал не поддающиеся рациональному объяснению, но предельно реалистичные образы. Правда, в отличие от сюрреалистов, он оставался приверженцем вечных тем в искусстве; они были для него важнее подсознания, на которое молились сюрреалисты. В 1930-х годах, когда сюрреализм достиг пика своей славы, Шагал отклонил официальное приглашение войти в эту группу, хотя это могло значительно упростить ему путь к международному признанию. С возвращением во Францию после Второй мировой войны начался самый продуктивный период жизни Шагала. Возраст ему нисколько не мешал (а было художнику уже около 60-ти). Он продолжал заниматься мольбертной живописью, но понемногу его внимание переключилось на другие жанры. Усилившаяся тяга художника к религиозным сюжетам привела его к созданию витражей. Впрочем, при этом он не бросал и любимые им прежде темы — в первую очередь, цирк.

Сразу после смерти Шагала в Лондоне, в Королевской академии, прошла выставка, на которой представили почти 200 работ художника из различных музеев мира. В каталоге выставки, подводившем творческие итоги Шагала, было сказано: «Немногие художники нашего века могли сочетать чувственное наслаждение от акта творчества с такой широтой мысли и глубиной темы. Его гений живо откликался на вечные человеческие комедии и трагедии, сплавляя их в мифы и легенды. Это придает работам Шагала, выполненным в любой технике, необычайную значимость... Обращаясь к легендам, мифам, к поэтическим произведениям, он всегда, подобно великим художникам прошлого, умел прочитать их по-своему».

Полеты наяву

Шагала называют «мифотворцем», и в этом есть доля истины, хотя сам художник категорически не соглашался с подобными определениями. Видимо, все дело в неясности терминологии - искусствоведы под «мифом» понимают одно, а Шагал понимал совсем другое. Внутренняя жизнь человека, состоящая из чреды переживаний реальных событий, созерцания реального же мира, эмоций, фантазий и т. д., представлялась ему вовсе не «мифом», но самой наиреальнейшей реальностью. Да, он, соприкоснувшись с самыми громкими художественными течениями XX века и не принадлежа ни к одному из них, сотворил свой собственный неповторимый мир, который, как кажется, не имеет ничего общего с нашим, всем хорошо знакомым, миром. В мире Шагала люди запросто летают и оказываются в сверхфантастических ситуациях. Но дело в том, что самое фантастическое у него выглядит как вполне возможное и, более того, сбывшееся. Правда этого «сбывшегося» завораживает зрителя; у него как бы прочищаются глаза. «Наперекор всем трудностям нашего мира, - говорил художник, - во мне сохранились часть той одухотворенной любви, в которой я был воспитан, и вера в человека, познавшего Любовь. В нашей жизни, как и в палитре художника, есть только один цвет, способный дать смысл жизни и искусству, Цвет Любви».


Источник: artprojekt

Есть желание получать свежие новости сайта Gallart.ru на электронную почту? Подпишись на рассылку!




Логин:
Пароль:
 



Gallart Форум
Новое на форуме:



Занимательное
ИМПРЕССИОНИЗМ. Направление в живописи, возникшее во Франции в 1860-х годах. Художник Моне Клод "Пруд с водяными лилиями"






GallArt.ru

    обмен ссылками
Gallart.ru. c 2002-2004 г. Все права защищены.
Проект Александра Майсова. Галерея Ирины Алябьевой.
Тел./факс (495) 983-01-97, м.тел. (495)506-12-83, e-mail: office@gallart.ru.




Вся информация на сайте защищена авторским правом. Любое полное или частичное копирование разрешено только с согласия собственника, при обязательном указании источника информации и ссылки на сайт.